ukraine_live_lj (ukraine_live_lj) wrote,
ukraine_live_lj
ukraine_live_lj

Category:

Страсбургское поле битвы

 
Новости, поступавшие из Страсбурга на этой неделе, были словно из параллельной реальности и заставляли удивляться даже тех, кто и так не испытывал больших иллюзий относительно ПАСЕ.

Украина проиграла ключевые голосования. Полномочия российской делегации подтверждены в полном объеме. Ассамблея "убила" еще один механизм санкций, проигнорировав украинские правки. А расширение круга государств, поддерживающих Украины, осталось скорее мечтой, если исходить из результатов голосований.
Почему так произошло? Чем руководствуются европейские депутаты? Неужели дело в деньгах?
Как должна действовать Украина дальше? Зачем нам продолжать работать в ПАСЕ, да и вообще в Совете Европы, после такого?

Что означают изменения в правила ПАСЕ, принятые в среду – действительно ли против России теперь не могут ввести никаких санкций, на какие бы на нарушения она ни пошла?

Стало ли поражение на этой неделе результатом ошибок новой или предыдущей команды Украины в ПАСЕ? Иными словами, кто виноват?

Многие задавали себе эти или подобные вопросы, читая новости из Страсбурга.

Коротко о главном. В чем Украина проиграла?

"Европейская правда" подробно освещала события в Страсбурге, но коротко напомним, какими были результаты важнейших для нашей страны голосований.

Можно выделить три поражения: Украина, несмотря на все попытки, не смогла возобновить санкции против делегации РФ; ей не удалось заблокировать назначение россиянина Петра Толстого на должность вице-президента ПАСЕ; кроме того, ассамблея отвергла все без исключения украинские правки в решение о новой санкционной процедуре. При этом новая процедура оказалась "неподъемной": наказать с ее помощью за российскую агрессию практически нереально.

Отдельным издевательством стало то, что проект доклада о возможности возобновления санкций против РФ поручили Тини Коксу – депутату, которого считают лоббистом интересов России. Это гарантировало то, что проект документа оказался совершенно пророссийским – впрочем, при рассмотрении его изменили.
Итак, итоги недели таковы: те члены ПАСЕ, которые стремились к "диалогу с Россией", выиграли. Присутствие России в Страсбурге в ближайшее время практически гарантировано (спойлер: но и это – не навсегда, о чем подробнее – чуть позже).

Так что, выходит сплошная "зрада"?

Нет, не совсем. Да, каждое из упомянутых решений действительно является поражением, но ни одно из них не стало неожиданностью для тех, кто работает в Страсбурге.

О том, что Украина точно проиграет в этой битве, было известно заранее. Попытка остановить россиян была скорее "ритуальной".

Депутаты, с которыми общалась ЕП, понимали, что это не принесет успеха – но должны были использовать даже малейший шанс.

В то же время эти голосования доказали: основные "красные линии" остаются в силе для большинства европейских депутатов. Вполне ожидаемым, но от того не менее важным стало решение ПАСЕ дополнить документ о подтверждении полномочий РФ двумя важными для Украины тезисами.

Во-первых, Крым – это Украина, и возвращение РФ в ПАСЕ не влияет на мнение ассамблеи по этому поводу.
Во-вторых, все остальные требования к России остаются в силе. ПАСЕ перечислила все предыдущие резолюции об агрессии РФ, в том числе принятые в период, когда Россия бойкотировала ассамблею, отметив, что и по-прежнему требует их выполнения.

А теперь о главной победе. Эти поправки поддержало абсолютное большинство депутатов ПАСЕ (голоса разделились 109/17 за первую, 114/13 за вторую). И это разрушает довольно распространенную версию о том, что ассамблея превратилась в "пророссийский орган". Ситуация значительно сложнее.
Так почему же это происходит? Из-за российских денег?

Это – одна из самых распространенных версий, в том числе потому, что она наиболее проста для восприятия.
К тому же ее порой подпитывают заявления депутатов и должностных лиц Совета Европы. К примеру, проект уже упомянутого пророссийского парламентария Тини Кокса с наивной искренностью объяснял, что россиян надо оставить в ассамблее, потому что они уже заплатили свой взнос в бюджет СЕ. А российское финансирование действительно важно: когда Москва не платила, приходилось сокращать проекты и сотрудников, подтвердила генсек Мария Пейчинович-Бурич.

Но останавливаться на финансовой причине как определяющей было бы серьезной ошибкой. Вклад РФ – это всего 7% бюджета Совета Европы. Это 30 с лишним миллионов евро в год, копеечная сумма для государств Западной Европы.

Еще меньше оснований у предположения о том, что Россия "купила" всех депутатов в ПАСЕ. Это доказывают результаты крымского голосования, критически важного для РФ, когда ассамблея была вовсе не пророссийской, к тому же почти единодушной (сами россияне по регламенту не имели права голосовать по этому вопросу).
Впереди в этом году – новые решения, еще менее приятные для Москвы (чуть позже в этой статье расскажем и о них).

Обратим внимание на то, что по российскому вопросу очень четкий раскол между Западной и Восточной Европой. Голосование в среду ярко это подтвердило. Есть несколько причин, которые подталкивают Запад (и Юг вместе с ним) голосовать за Россию.

Первое – усталость от "украинских проблем" в ПАСЕ.

В кулуарах ассамблеи о ней приходится слышать постоянно, из года в год все больше, и это несложно объяснить. С 2014 года российско-украинский конфликт и связанные с ним решения отбирают львиную долю времени ассамблеи.

Борьба за санкции, борьба за бюджет, борьба за возвращение РФ и т.д. вытеснили с центральных мест повестки дня "текущие вопросы", которыми хотел бы заниматься рядовой французский или датский депутат. Поэтому возвращение РФ летом прошлого года многие восприняли как облегчение. Очень наглядно это описала одна из представительниц украинской делегации Леся Василенко ("Голос"). Другое дело, что на самом деле облегчения может и не быть – но многие хотят попытаться.

Вторая причина – стремление к диалогу с Россией.

Да, не имитация и не желание "простить все и перейти к business as usual". В Западной Европе подавляющее большинство парламентариев искренне убеждены, что с Россией необходимо говорить, убеждать ее, и со временем она может изменить позицию. И они не шутили, когда объясняли летом, что, мол, возвращение РФ в ассамблею поможет ее демократизации.

Особенно сильна эта позиция у немцев и французов – они действительно мыслят именно такими категориями, не понимая, что у россиян – другой менталитет, "приглашение к диалогу" Москва воспринимает как демонстрацию слабости. Но именно таков истинный аргумент сторонников России. Этим, в частности, объясняется столь разительное отличие между позициями восточноевропейских государств, граничащих с РФ – и всех остальных. Ведь балтийцы, поляки, грузины и шведы прекрасно понимают: такими уступками позитивных изменений в России не достичь.

Третья, связанная с предыдущей – шантаж со стороны РФ.

В прошлом году одним из главных аргументов в пользу возвращения россиян стала их угроза вообще выйти из Совета Европы, если санкции не будут сняты. Ультиматум оказался эффективным, поэтому россияне прибегают к нему снова и снова.

И, наконец, четвертая причина – это разное восприятие ПАСЕ на востоке и на западе Европы.

Главная сила ассамблеи (от которой она сейчас отказывается в рамках "прощения" россиян) – это механизм мониторинга, частью которого являются санкционные рычаги. Под мониторингом ПАСЕ были или до сих пор находятся только восточноевропейские государства (на этой неделе, как известно, под него вернули Польшу). В этих государствах решения ПАСЕ и Совета Европы становятся факторами внутренней политики, с ними считаются, за ними следят. И то, что России разрешили вернуться в ассамблею без выполнения ею условий, многих возмутило – ведь другим такого не позволено!

А для западных европейцев ПАСЕ – это некий дискуссионный клуб. И не более того.

Но оставим Запад в покое! Надо понять, что делать Украине – и почему после такого поражения наша делегация не идет на демарш, а остается в Страсбурге.

Битва за Крым и Донбасс

Даже понимая причины, почему в ПАСЕ хватает голосов за "прощение" и "диалог", автор этих строк все равно уверен: на этой неделе ассамблея приняла позорные решения, которые стали пощечиной для Украины (пусть даже и ожидаемой) и которые в итоге навредят самой ассамблее и не помогут остаткам демократии в России.
Но тем не менее, решение украинской делегации продолжить работу в Страсбурге – единственно верное в этой ситуации.

В соцсетях звучат призывы устроить демарш и покинуть дискредитированную ассамблею, а возможно, и Совет Европы в целом. Однако, сделав это, Украина навредила бы только самой себе.

Идею выйти из Совета Европы нет смысла рассматривать в принципе. Это – неприемлемый путь для государства, идущего на сближение с ЕС и стремящегося туда вступить. Евросоюз и Совет Европы – это разные организации, но они связаны. Вступление в ЕС без членства в Совете Европы невозможно чисто юридически. Да что там членство – даже ассоциация между Украиной и ЕС будет разрушена в случае выхода Киева из Совета.

Недаром текст Соглашения об ассоциации несколько раз, от преамбулы и самых первых статей, ссылается на конвенции Совета Европы.


Это накладывает ограничения и на возможный демарш Украины в ПАСЕ. Прекратить работу в ассамблее и оставаться членом Совета Европы Украина сможет, но недолго – доказано российским примером. Это напрямую запрещено уставом Совета Европы. А значит, нас убедят вернуться – или же со временем может даже дойти до санкций. Против Украины, а не против России! И есть все основания ожидать, что Россия приложит усилия, чтобы это стало реальностью.

Но еще важнее – то, что будет происходить в ПАСЕ в то время, когда мы будем игнорировать работу этого органа (и этим, в глазах тех же немцев и французов, продемонстрируем, что нам не нужен диалог).
Украинский бойкот никоим образом не помешает ПАСЕ рассматривать, например, вопросы Крыма или Донбасса. И не стоит тешить себя тем, что решения ПАСЕ, принятые без Украины, не будут легитимными. Это – не аргумент. Вспомните, никто не сомневается в легитимности решений по РФ, принятых за последние годы, когда российские депутаты бойкотировали ассамблею!

Следовательно, эти решения будут приниматься без украинских голосов и без украинских аргументов. (Точнее, в этом году один голос и один аргумент там останется – это голос Юлии Левочкиной из ОПЗЖ, которая наверняка не подчинилась бы решению делегации о бойкоте, так же, как это произошло в прошлом году.)

Нужны ли нам такие последствия демарша?

Готовы ли мы к тому, что из-за отсутствия Украины появятся решения, которые поставят под сомнение суверенитет Украины в Крыму? Или уменьшат роль РФ в событиях на Донбассе? И, наконец, выиграет ли Украина от того, что во время дискуссии в зале заявлениям российских депутатов о "карателях на Украине" некому будет возразить?

Вопросы риторические. И вариант, который выбрала украинская делегация – оставаться в ассамблее и продолжать борьбу, даже несмотря на поражение, – на самом деле безальтернативен.

Tags: ПАСЕ, Россия, Страсбург, Украина, санкции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment