ukraine_live_lj (ukraine_live_lj) wrote,
ukraine_live_lj
ukraine_live_lj

Category:

Путинские пропагандисты за пределами естественной среды

 

Зона трансформирует…

Откуда Стругацкие это знали? Сталкер сначала не замечал, как его изменяет Зона – ведь в своем внутреннем мире он оставался прежним. И только по реакции окружающих, по тем патологиям, которые возникали вокруг него, с ужасом осознал, что сам стал таким же изуроченным артефактом, как и все остальное, что поглотила Зона. Наверно, братья-фантасты уже тогда были совершенно другими, чем обычные советские люди. И писали практически с натуры.

Те условия, в которых живешь, люди, с которыми общаешься, понемногу изменяют тебя. Если постоянно находишься в закрытом социуме, то не в состоянии оценить, как воспринимают тебя за его пределами. Почему я сейчас подумала об этом? В отличие от молодых, которые совсем не смотрят телевизор, я включаю его фоном, когда работаю любую работу дома – за компом ли, у плиты, со спицами и т.д. Сегодня часто идут сюжеты о нашей делегации в Совете Европы, естественно, куда деться от россиян, которые постоянно лезут в кадр. Редко смотрю российское телевидение, но ссылки в ФБ иногда просматриваю. Вот насколько надоедливая Скабеева органично смотрится в своей среде, где все орут, хамят, врут, корчат рожи, настолько дико она выглядит среди нормальных людей в Страсбурге. Только ни она, ни ее окружение с канала этого не замечают. Точно так же, как и постоянный представитель России при Совете Европы, некий Солтановский. Он не сказал ничего особенного после принятия резолюции, стандартное российское хамство.

Но меня удивили не его слова, а внешний вид. Он так широко лыбился в камеру европейского канала, что были отчетливо видны ужасно испорченные зубы и крепко сточенные мосты. Даже подумала: "Наверно, деду уже все равно, что о нем подумают, а к стоматологу идти страшновато". Хотя мог бы уважать европейцев, трепетно относящихся к здоровью, благополучной внешности, не афиширующих болезни (это не касается инвалидов, к ним отношение особое и замечательное) – там так откровенно "блистать" мог, наверно, только бомж (работающему просто неприлично запускать себя до такой степени). Не поленилась, полезла посмотреть, что за деятель. Нежданчик – почти мой ровесник, выпусник МГИМО, кандидат исторических (в России) наук, имеет ранг Чрезвычайного и Полномочного посла, давно работает за рубежом, т.е. должен иметь представление о том, как принято выглядеть приличному человеку. Но на стоматологе экономит – и плевать, как смотрят на него щепетильные европейцы.

На днях смотрела несколько любительских видео из Луганска, в основном, с новогодних праздников. С общими, не слишком близкими, знакомыми, которые остались там. Кого-то узнала почти сразу, кого-то только после подсказки. Все мы не молодеем. Но так ошеломляюще постареть за пять лет могут только несчастные люди. Причем, судя по настроению, тостам, танцам, богатым столам, покупкам к НГ (телевизор, например, с о-очень большим экраном, чтоб "Луганск 24" лучше видеть), совсем не бедствуют, тем более, что некоторые из них – весьма уважаемые люди в трехбуквенной, да и Украина немаленькие пенсии исправно выплачивает. Кстати, мы тут постоянно желаем друг другу мира; а тем, кто там, – чтобы поскорее закончился этот кошмар.

На видео же – ни одного слова о мире ни в одном тосте, как будто ничего не происходит. И вообще ощущение застывшей навечно "Иронии судьбы". Вопрос: как мы выглядим из той системы координат? Можно ли ожидать, что люди уже пять лет живущие в параллельной реальности, забывшие, что такое трамвай, поезд, самолет в своем городе, разучившиеся пользоваться банкоматом (надо сказать, банкоматы в очень ограниченных количествах появились, но они настолько непредсказуемо заправляются, что не все хотят ими воспользоваться) способны адекватно воспринимать происходящее в Украине? Особенно после грубого выполаскивания мозгов в нужном направлении. И без интереса к поиску объективной информации. Слава Богу, хоть голосовать основная масса не поедет, хлопотно это. Да и нас они воспринимают своеобразно, веря телевизору, а не своим глазам, когда бывают в Украине.

Кроме того, мы ущербны в их глазах еще и потому, что не преодолеваем квест по пересечению перехода раз в два месяца – пересказы, кто и сколько отстоял в очереди, это своеобразный садомазохизм с приключением в одном флаконе. Должно же быть какое-то превосходство, пусть даже такое странное, но дающее право сказать: "Что ты можешь понимать в жизни, если ни разу не преодолевал эту адскую дорогу к пенсии". Сомнительный, конечно, перевес, но что есть, то есть. И слава Богу, что огромное число украинцев даже не представляет себе, как это в любую погоду, при недомогании, в тревоге и раздражении (иначе не получается), среди тысяч таких же несчастных выстаивать часами в очереди; скользить, боясь упасть, по доскам помоста; не сметь позвонить по телефону; комфортно посетить WC (многие стараются не пить и не есть, а итоге теряют сознание); с готовностью предъявлять документы и сумки для досмотра.

И все это только для того, чтобы попасть в Ощадбанк, идентифицироваться, снять деньги с карточки, получить посылку с НП, Интайма или Деливери, добраться к поезду, т.е. произвести те действия, на которые здесь мы тратим несоизмеримо меньше времени и сил. Происходит определенный слом психики. По сути, отвлечение бытовыми трудностями от всех процессов, происходящих в обществе. Сломленному усталому существу гораздо легче вложить в голову любую чушь – у него просто нет сил сопротивляться. Отчасти сродни этому было наше повальное "увлечение" дачами и огородами на всех неудобьях в период перестройки, когда огромные массы народа очень умело переключили на элементарное выживание, забирающее все силы. Тоже были очереди и давка в транспорте, отсутствие элементарных удобств, дефицит всего. Но в итоге это было все-таки созидание, креатив, определенный результат в виде урожая, построенного домика, красивых цветов, просто возможности подышать свежим воздухом за городом.

А сейчас – замкнутый круг неудобств, унижений, озлобленности. Человек приспосабливается к любым условиям, находит какие-то утешения и оправдания, но усталость и раздражение накапливаются, повисают грузом на ногах, снижают иммунитет. Естественно, при попадании в другие условия (в Украину ли, в другие страны) необходим адаптационный период для привыкания, как при переходе из горячей ванны под холодный душ и наоборот. Нужно восстанавливать даже умение оценивать и выбирать, ведь в Зоне человек живет практически без выбора по навязанному алгоритму. Когда сам попадаешь туда, то первое время довольно дико существовать в мире с ограниченными возможностями, где непостоянно и проблемно все (вода, свет, связь, транспорт, ограничения в свободном передвижении, отсутствие банковской системы с привычными услугами – касса для выплат, которая там называется банком, не считается, свободный доступ к информации – масса сайтов перекрыты. И т.д. и т.п.).

Чувствуешь себя принцессой на горошине – ведь остальных вокруг все устраивает, все привычно и нормально. Советский стиль в любом дизайне, советские праздники, советские лозунги. Организм привыкает к малосъедобным продуктам. Нормально воспринимаются концерты и спектакли днем, да и в гости по вечерам ходят немногие или с ночевкой. Многие, приезжая оттуда, нервничают после семи вечера: "А мы уедем? Транспорт будет?". Условный рефлекс.

Пять лет, если вдуматься, огромный срок. Детеныш за это время проходит громадный путь от беспомощного червячка до крутого пользователя всех родительских гаджетов, которые от него не успеют спрятать. Студент заканчивает ВУЗ. В Луганске подрастают дети, которые не жили в Украине. Жизнь продолжается, какой бы она не была. Первые годы я верила, что этот дурной сон вот-вот закончится. Через пять лет молю Бога, чтобы не расползалась Зона – трансформер. И очень жалко вменяемых людей, вынужденных жить внутри этого чудовища.

Олена ВОРОНЯНСЬКА




Tags: Киселев, Путин, Россия 1, война, оккупация, пропаганда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment