January 23rd, 2017

О примирении с Россией на примере одной семьи

 
Сегодня мне позвонила моя знакомая. Вчера она похоронила бабушку. Последнюю из семьи. И теперь у нее никого больше нет. Она и любимая собака брата, которую она всю ночь уговаривала - Лайма, я знаю, что ты уже старенькая. Я знаю, что у тебя болят поломанные когда-то лапки. И еще почки. И ты плохо видишь. Я знаю, что тебе плохо без моего братика. Но если ты умрешь сейчас, то у меня не будет сил жить дальше. Лайма послушала ее и даже поела. Они уже сходили к врачу, сделали уколы, купили лекарства. И обе надеются прожить хотя бы год. Чтобы можно было поставить на общей могиле родных достойный памятник. А потом... Я не знаю, что будет потом. Потому что жить Маша не хочет.
Collapse )